View В интерьере
Об авторе

Катя Рожкова рисует простым кохиноровским карандашом. Подолгу, подробно и очень скрупулезно. Каждую трещину, царапину, надлом — следы, оставленные на предметах временем. Так она следит за неуловимой и в то же время исключительно простой логикой изображаемого предмета. Рожкова изображает тарелки, ведра, телефоны, фотоаппараты, пытаясь через свой послушный и дотошный карандаш заглянуть туда, где реальные предметы обихода теряют привычные связи с миром и превращаются в объекты созерцания.

Натюрморты, старый умывальник, швейная машинка Singer, белые оконные переплеты послевоенной террасы, заросли кустов. В центре художественных практик Рожковой – предмет, она доводит его и масштабом и подачей до знаковости. Масштабный формат станкового произведения, техническое роскошество классического рисунка — будто рисунок камерный возведен в степень — все это порождает необычный эффект, при котором противоположности прискучившей техники кажутся снятыми.

Елка

, 2022
бумага, смешанная техника, рама
100 x 70см

Категория: Графика
Артикул: 017837
256 600 / 2 566 €
Доставка
Доставка по Москве и Санкт-Петербургу – 1-3 дня
Другие города – от 2 дней 
Международные доставки – от 14 дней
Консультация
Вы можете обратиться за индивидуальной консультацией по вопросам выбора и покупки произведений.
Предварительный просмотр и примерка
Доступна платная услуга предварительного просмотра работ, а также примерка в интерьер. Доставка по вашему адресу. Стоимость услуги рассчитывается индивидуально. Для оформления услуги свяжитесь с консультантом.
Сертификат подлинности
Приобретая произведение на ТЕО, вы получаете Сертификат подлинности, подтверждающий авторство произведения и его уникальность.
Подарочные карты
Карты с разным номиналом в 50-, 100-, 200- и 500 000 ₽. На выбор онлайн и оффлайн варианты
Об авторе

Катя Рожкова рисует простым кохиноровским карандашом. Подолгу, подробно и очень скрупулезно. Каждую трещину, царапину, надлом — следы, оставленные на предметах временем. Так она следит за неуловимой и в то же время исключительно простой логикой изображаемого предмета. Рожкова изображает тарелки, ведра, телефоны, фотоаппараты, пытаясь через свой послушный и дотошный карандаш заглянуть туда, где реальные предметы обихода теряют привычные связи с миром и превращаются в объекты созерцания.

Натюрморты, старый умывальник, швейная машинка Singer, белые оконные переплеты послевоенной террасы, заросли кустов. В центре художественных практик Рожковой – предмет, она доводит его и масштабом и подачей до знаковости. Масштабный формат станкового произведения, техническое роскошество классического рисунка — будто рисунок камерный возведен в степень — все это порождает необычный эффект, при котором противоположности прискучившей техники кажутся снятыми.