Колыбельная первая

View В интерьере
2020
Материалы: печать щукой и осьминогом на китайском шелке, sumi японская тушь, авторские печати киноварной пастой
166 см x 84 см
Категория: Графика
Артикул 002686
300 000 / 3 501 €
Подарочные карты
Карты с разным номиналом в 50-, 100-, 200- и 500 000 ₽. На выбор онлайн и оффлайн варианты
О работе
Об авторе

Александр Евангели о серии «Колыбельная»

Что кроме бесспорности мы видим в серии «Колыбельная» Светланы Холлис? Безупречно исполненные тушью детальные изображения осьминогов и рыб, чуть стилизованные к восточноазиатской пластике, соединяют культурную традицию, адаптированную к интернациональному дизайну, с языком современного искусства, — все работы молчаливо и достойно информируют о широте культурного мировоззрения их обладателя. Желание обладать ими мы обнаруживаем по резонансу с чем-то объективным и несомненным в них, внезапно, как лихорадку посреди июля. Далекие контексты под нашим взглядом сплетаются в интригующее послание. Работы убедительны, безопасны и очаровывают готовностью украсить современный дорогой интерьер. Однако вовсе не паттерны неискушенной рецепции зрителя, не его предсказуемые впечатления определяют эти изображения. Жанр, предмет, стилистику и медиум этих работ объясняет способ японских рыбаков документировать улов чернильным оттиском рыбы на бумаге. Эта брутальная в своем буквализме техника, называемая гиотаку, обосновывает и связь изображений с ценностью следа, достоинством традиции и с ее утратой. Изначально рыбацкие гиотаку отражали гордость уловом, — с тем же чувством современные рыбаки делают селфи с особо выдающейся рыбой. Эта старая практика подверглась переинтерпретациям, стала художественной и сложилась в самостоятельный жанр. Именно в нем и выполнена серия «Колыбельная». Аутентичную технику гиотаку Светлана Холлис осваивала в Японии, подразумевая, конечно, культурный трансфер герметичной национальной традиции. В Москве художница сделала свою технику более изощренной и технически строгой, через заостренную каноничность радикализуя восприятие актуальных контекстов и глобализованной универсальной современности. В серии «Колыбельная» мертвые морские животные отпечатаны традиционными инструментами на традиционных материалах — неразбавленной тушью на китайском шелке, но замысловатая ручная техника не читается через код ремесла, а в прозрачности японского изобразительного канона преломляет западную иконографию. Сверхартикулированная традиция Востока не отменяет устойчивых западных контекстов, но создает для них род модной экологичной упаковки и дистанцию иной культуры, заостряя их переживание в современности. Эта культурная дистанция лишает современность иллюзий, превращая их в товар. Став товаром, иллюзия нейтрализует логику фетиша, обнажая товарный капитализм до голой манипулятивной механики свободы выбора.

Победа спекулятивной эстетики над кантовской эстетической теорией показала коммуникацию за границами человеческого и экологически описала ее самую массивную и безразличную к нам органическую часть, переопределив актуальный контекст нашего существования. Темная экология и философия ужаса стали синонимом коллективного страха, со дна которого повелевающий ими Ктулху пугает туристов за толстым стеклом аквариума. Отпечатки его щупальцев в гиотаку Светланы Холлис сообщает о коммодификации страха современностью. След или оттиск уже не воспроизводит риторику наивного рыбацкого чувства. Но он также не помнит и свое преодоление субъективности экспрессивного знака в работах Джаспера Джонса или Раушенберга, — ну кому сейчас интересна история. Отпечатоктеперь весь в настоящем, он уже не память, а непосредственное чувство другого, себя как другого, переживание культурного двойника, клона. Индексальный след размножает наше присутствие в современности и остается пустым. Лакуны, поры и полости заполняет темная экология. Подробная сеть деталей в оттисках мертвых морских животных абстрагирует поверхность к структуре, лишает изображения романтической жути и делает существа с холодной кровью похожими на нас, или воспоминаниями о нас.

Гиотаку Светланы Холлис — это современная медиация темной экологии, одновременно цифровой и природной, свидетельство ее материальности и повсеместного присутствия, в котором человек уже преодолен.

Художница любит одеваться в перья, менять парики и делать яркий макияж. Излюбленные темы Холлис — гротеск, карнавал, театр, телесность. В своих работах часто использует еду — разделывает огромным ножом осьминога, потрошит рыбу, разбивает страусиные яйца. Таким образом художница противопоставляет декадентской меланхолии витальные ценности — женскую сексуальную свободу, бодипозитив, чувственные наслаждения. Также в ее работах можно обнаружить критику сверхпотребления, отсылки к темной экологии, проблематику изменения климата. Но при этом она не зацикливается на тех или иных художественных проблемах, предпочитая пропускать через себя множество образов — от творений Уильяма Блейка и Уильяма Хогарта до современных порождений поп-музыки и фэшн-индустрии. Использует такие медиа, как живопись тушью, графика, инсталляция, видеоперфоманс, кино. Родилась в Новосибирске в 1995 году. Училась в Новосибирском государственном художественном училище, Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена, а также в Московской школе фотографии и мультимедиа им. А. Родченко.

Первая персональная выставка Холлис 5 O’clock Saints прошла в 2019 году в Московской школе фотографии и мультимедиа им. А. Родченко. Принимала участие в выставках «Записывая архитектуру» (Молодежный центр Эрмитажа, Санкт-Петербург, 2016), «Скажи, кто твой…» (Сибирский филиал Государственного центра современного искусства, Тoмск, 2017), «Классное собрание» (Центр современного искусства «Винзавод», Москва, 2018), «Монологи видеопрограмма» (Центр современного искусства «Винзавод», Москва, 2018), «A-real ШШШ» (Электромузей, Москва, 2019), «A-real #2 ШШШ» (Studio 4413, Санкт-Петербург, 2019), 2-я Триеннале российского современного искусства (Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2020).

Работы находятся в собрании Мультимедиа Арт Музея, Москва.

Живет и работает в Москве.