Life in self-isolation, Александр Буренков, куратор фонда Cosmoscow

Страх заражения, присущий людям, «попавшим под влияние» информационной волны в период пандемии коронавируса, итальянский философ Джорджо Агамбен ассоциирует с «голой жизнью», то есть простым физическим существованием, обвиняя власти и СМИ в необоснованном распространении паники.

Отказ от социальных контактов, работы, привычных повседневных ритуалов напоминает Агамбену военную обстановку, затянувшийся комендантский час: «Люди настолько привыкли жить в условиях вечного кризиса и вечного чрезвычайного положения, что, кажется, не замечают, что их жизнь сведена к чисто биологическому состоянию и лишилась не только всех социальных и политических свойств, но и человеческих и эмоциональных. Общество, живущее в состоянии многолетнего чрезвычайного положения, не может быть свободным обществом». Но как состояние «голой жизни» в период самоизоляции может стать не только выходом из социального обмена и усилением одиночества, «подвисшим временем» опустошения, затянувшимися разомкнутыми связями, но и продуктивным периодом интроспекции, самосозерцания, тактикой сопротивления двойным стандартам и очищением всего наносного.

Весной, когда природа просыпается после зимнего сна, человечество массово залегло на дно и ушло в себя. Замкнутые системы обречены на энтропию, но обречен ли исход из круговорота обмена на неминуемый кризис? Возможно, самоизоляция может быть не только продуктивной, но и полезной?